На полуострове Крым из-за присоединения к РФ постепенно пропадают Футбольные клубы, а с ними и сам футбол. 

Изменения в геополитической судьбе Крыма самым роковым образом сказались на такой беспокойной сфере его жизни, как футбол. И было бы недальновидно преуменьшать значимость этого рода увлечения его жителей. Любимая игра миллионов — это не просто красивые слова, а факт.

Кто пришёл на смену?

Армия фанатов двух главных профессиональных крымских команд — симферопольской «Таврии» и «Севастополя» ещё полгода назад насчитывала пусть и не миллионы в буквальном смысле, но многие десятки тысяч. Основную часть которых, составляли чрезвычайно активные молодые люди. Команды, за которые они страстно переживали, входили в главную профессиональную лигу большого европейского (как бы над этим сегодня ни иронизировали) государства, имели влиятельных и богатых хозяев и в случае успехов получали гарантию выступлений в престижных европейских соревнованиях топ-уровня — Лиге чемпионов и Лиге Европы. Та же «Таврия», которая в советские времена влачила существование второразрядной команды, изредка пробивавшейся из первой лиги в высшую, в рамках «незалежной державы» приобрела гордый титул самого первого чемпиона страны. «Севастополь» все последние годы уверенно наращивал свои финансовые и игровые возможности, и уже готов был поставить перед собой дерзкую цель побороться за право сражаться на международном уровне со знаменитыми «реалами» и «бавариями».

Сразу после судьбоносных мартовских событий на волне эйфории многие уже видели свои любимые клубы в одном ряду с российскими грандами — «Зенитом», ЦСКА, «Спартаком»… Суровая реальность повергла сначала в беспокойство, а затем в панику. Рисковать подставить весь свой футбол под европейские санкции с неизбежным лишением права на проведение чемпионата мира 2018 года Российский футбольный союз не стал. В результате вместо радужных перспектив соперничества с культовыми командами — всего лишь зональные турниры второй лиги. Причём любые завоёванные крымчанами очки и забитые голы Европой объявлены вне закона. Больше того: самих команд, за которые «фанатели» жители полуострова, больше нет. Вместо них созданы совершенно другие коллективы «с чистого листа» — севастопольский СКЧФ и симферопольский ТСК. Есть ещё, правда, ялтинская «Жемчужина», но ее поклонникам повезло больше — у них никаких особых амбиций не было и до этого. В общем — шок! Ну, представьте, если бы вдруг московский «Спартак» был обозван давно забытой «Промкооперацией» и отправлен в одну «зону» с клубами из подмосковных пгт.

Письмо президенту Владимиру Путину

В общем, флагманы крымского футбола потеряли имя, элитную лиговую прописку, ведущих игроков и, как закономерный результат, спонсоров, утративших стимул для вложения своих немалых средств. Результаты, естественно, не замедлили сказаться. Даже в рамках третьего (по рангу) российского дивизиона Симферополь после первых пяти матчей с трудом держался в «середняках», а Ялта и Севастополь занимали два последних места. Причём «команда военморов» проиграла все свои матчи и объявила о намерении вообще сняться с соревнований.

Самой громкой мерой спасения тонущего судна стало эмоциональное письмо болельщиков СКЧФ на имя президента России. Вот его самый пламенный финальный абзац: «Уважаемый Владимир Владимирович, Вы дали нам всем возможность жить новой жизнью, видеть уверенное будущее наших детей и достойную старость наших родителей. Севастопольцы просят Вас не допустить краха севастопольского футбола, который был всегда истинно российским, и крушение которого станет локальной победой наших недругов, лелеющих надежды на антироссийское воспитание севастопольцев. Мы не должны потерять основы патриотизма, которые закладывались и закладываются, в том числе, во время проведения футбольных матчей в Севастополе — то, чем гордимся, благодаря чему русская весна стала возможна в принципе». Одновременно руководство клуба в лице его президента Александра Красильникова пошло на беспрецедентный шаг. Было создано так называемое «Некоммерческое партнёрство футбольных болельщиков», около 500 членов которого получили в собственность полный пакет акций клуба. Трудно сказать, какая из инициатив сработала эффективнее, но финансовая ситуация вроде бы стабилизировалась. По информации руководителя пресс-службы СКЧФ Максима Каратаева, речь о снятии с чемпионата уже не идёт. «Состоялись встречи руководства клуба с представителями правительства России. Команде удалось найти спонсора, по крайней мере, на ближайшие полгода. То есть, этот спонсор согласен оплачивать основные расходы команды — переезды, форма, питание и тому подобное. Что будет в следующем году? Будем надеяться на лучшее».

Боевые фанаты ушли в прошлое

У футбольной шоковой терапии есть, однако, и ещё одна, может быть даже гораздо более важная сторона. О том, что собой представлял и представляет фанатский мир украинского футбола, многим пришлось узнать на основе собственного трагического опыта. Именно группировки «ультрас» — то есть самых «отмороженных» — составили боевые отряды нацистского Майдана. По сути весь «Правый сектор» — ни что иное, как политическая реинкарнация фанатского движения. Раскрылась, наконец, мучившая все эти годы тайна — зачем украинским олигархам вбухивать огромные деньги в не окупающую себя сферу. Просто мы по наивности не туда смотрели. Касса-то, не окупалась. Зато за двадцать лет каждый уважающий себя олигарх сколотил персональную преданную только ему армию боевиков. Закалённых в кровавых фанатских «мясорубках» и готовых по первому приказу запросто проломить голову любому «чужаку». Оставалось всего лишь в нужный момент перенацелить этих новых гуннов с около-футбольных войн на реальное убийство собственных соотечественников по «идейному» принципу.

Именно эти отряды «штурмовиков» сыграли главную роль в терроре русского населения Юго-Востока. Сценарий был убог и однообразен. На организуемое в день матча «мирное шествие футбольных фанатов» вдруг, откуда ни возьмись, подло нападали «титушки» (позже — «антимайданщики», ещё позже — «сепаратисты»). И «мирные фанаты» (явление, не существующее в природе и известное только украинскому телевидению) давали героический отпор, калеча и убивая действительно мирных горожан. Побоища в Запорожье, Днепропетровске, Харькове и кульминация всей этой бесовщины — одесская «Хатынь» — все это дело рук, ног, бит и пуль именно бывших футбольных ультрас.

Крымские боевики от футбола начали активно использоваться в политических целях примерно с 2010 года, преуспев в организации разного рода пронацистских шествий. Лидировал Симферополь. В Севастополе, по причине, видимо, не столь давнего присутствия клуба в высшей украинской лиге, все было скромнее. Но шёл процесс настолько активно, что буквально за какие-то года два «город русских моряков» тоже обзавёлся мощным антирусским чётко организованным формированием. И не окажись на полуострове «вежливых людей», можно нисколько не сомневаться, что поставленные перед ними задачи эти формирования выполнили бы с особым удовольствием. Достаточно вспомнить события января-февраля, когда именно симферопольские ультрас пытались спровоцировать кровавое противостояние с противниками антигосударственных акций в Киеве, а также приняли самое активное участие в поддержке агрессивных выступлений крымских татар.

Сегодня от ещё недавно мощных и буйных движений остались лишь жуткие воспоминания. Основная часть самых непримиримых сбежала «на материк» и вступила в ряды разного рода карательных отрядов наподобие пресловутого «Айдара» с его бывшим севастопольцем Семенченко. Другие генерируют ненависть к «врагам Украины» на фанатских форумах ультрас в Контакте или Фейсбуке.

Шанс, выстроить жизнь заново

Наверное, тех, кто сегодня продолжает жить жизнью команд любимых городов, вполне можно назвать истинными и верными их поклонниками. «Болельщики у нас как были, так и остались, — уверяет Максим Коротаев. — А очень уж буйных у нас никогда по большому счету много и не было. Значительная часть из таких, скорее всего, просто перебралась на Украину. Тем не менее, настоящие, как говорится, болельщики по-прежнему с командой. Причём среди них есть и те, которых принято называть «ультрас». Но это уже наши «ультрас», не имеющие отношения к псевдоболельщицким политизированным организациям фанатов Украины. Именно такие оставшиеся верными клубу и городу люди составляют костяк того самого Некоммерческого партнёрства болельщиков «Севастополя», которое приняло участие в инициированной нашим руководством смене формы собственности клуба».

Так что уникальный шанс выстроить жизнь заново, предоставленный Крыму историей, коснулся не только экономики и всех других сфер общественной жизни. Футбольная среда также получила возможность взрастить новых болельщиков своих команд и выстроить с ними новые отношения. Без тех извращений, которые царили в олигархическом футболе Украины и которые — пока не поздно, пора посмотреть правде в глаза — в полной мере присутствуют и в большом футболе России.

На полуострове Крым пропадают футбольные клубы